КЛИФФОРД ГЭДДИ: После аномалии 1990-х Россия вернулась к корням

КЛИФФОРД ГЭДДИ: После аномалии 1990-х Россия вернулась к корням

***

Американский журнал Newsweek пишет о том, что после аномалии 90-х годов прошлого века, Россия вернулась к корням.

Книга «Г-н Путин – оперативник в Кремле» (Mr. Putin: Operative in the Kremlin) вышла в свет в 2013 году. Стремительно меняющаяся международная обстановка заставила ее авторов – Фиону Хилл (директора Центра США и Европы Института Брукингса) и Клиффода Гэдди (экономиста, старшего исследователя Центра США и Европы), внести в свой труд поправки и дополнения. Книга в новом виде была представлена в Институте Брукингса в Вашингтоне.

В 2013 Кавказ-Центр уже освещал выход в свет первого варианта этой книги. Тогда авторы выявили «6 других Путина»:

1. Статист

2. Человек, который манипулирует русской историей для самовдохновления

3. Выживальщик в экстремальных условиях

4. Человек со стороны

5. Капиталист

6. Образцовый офицер КГБ

В опубликованном в прошлом месяце втором издании книги к ней была добавлена вторая аналитическая часть с пояснением действий Путина после того, как он въехал в Кремль в 1999 году. В ней описывается эволюция взглядов чекистского главаря на Америку.

В числе выводов, сделанных авторами, в частности, заключение о том, что русский президент представляет «уникальный вызов для поддерживаемого Западом миропорядка».

«Путин верит в то, что русская сила, позиция и история означают то, что с Россией нельзя обращаться как с любой другой страной, – подчеркивает Фиона Хилл. – Он хочет, чтобы Запад и соседи продумывали, как любое решение в вопросах, которые непосредственно или опосредованно касаются Россию, может негативно повлиять на вопросы безопасности и экономики страны».

Такой подход, как подчеркивает Хилл, не принимается Западом, который в то же время «не знает, как реагировать на такого рода позицию».

Она продолжает: «Мы не можем использовать в этом случае стратегии, которые мы применяли для других стран. Не можем мы и полагаться на прецеденты, возникшие в наших отношениях в прошлом. Россия сегодня представляет собой кардинально новый вызов.

Даже стратегия того, что мы просто переждем Путина, в надежде на то, что его сменит кто-то другой не сработает. Путин – не аномалия. Его взгляды – то, что очень глубоко укоренено в российском обществе. Любой преемник будет также защищать интересы России, как это делает Путин» (то что авторы называют «интересами России» - это извечное стремления Московской Орды к захватам чужих стран и массовые убийства народов, то чем Россия занимается на протяжении сотен лет – КЦ).

Клиффорд Гэдди отмечает при этом: «Мы думаем, что до 2013-2014 года у Путина было совсем другое представление о США». Он также подчеркивает:

«Нельзя упрощать, когда мы анализируем действия и личность Путина. Характеристики, которые ему подходят – государственный деятель, непотопляемый, аутсайдер».

«Путин – человек, который профессионально научен анализировать людей и управлять ими. Особенно, на индивидуальном уровне», – подчеркивает Гэдди.

Он также обращает внимание на уникальность России в том, что касается восприятия внешней угрозы.

«Ни одна страна в мире не является настолько сконцентрированной на своей безопасности, – подчеркивает Клиффорд Гэдди. – Когда Россия чувствует, что находится под угрозой, меняется все... Если у кого-то вообще сложится впечатление, что безопасность стоит для России не на самом первом месте в ряду приоритетов, могу сказать, что их просто ввела в заблуждение краткосрочная передышка в новейшей российской истории. 1990-е года для России были просто аномалией» (Опять неверное восприятие мотивов России. Московской Орда во все времена объявляла об «угрозе своей безопасности», когда задумывала очередную агрессию и массовую бойню – КЦ).

У Путина собственное мировоззрение, он манипулирует историей и создает собственную реальность, подчеркивают авторы. (Если этот человек страдает психической болезнью, на что указывала и Меркель, надо работать над тем, как изолировать опасного больного от общества, а не рассуждать о том, какая политика должна быть у Запада в отношении Кремля и его главаря – КЦ).

Отдел мониторинга

Кавказ-Центр