ГУЛАГ. Русский мир: Московский журналист Мухин рассказал о русской тюрьме и ее обитателях

Московский журналист Мухин, посаженный в местную тюрьму "Бутырка" по не конкретизированному обвинению в том, что он "расшатывал политическую обстановку в Российской Федерации в сторону нестабильности, а также стремился к смены существующей власти нелегальным путем", а затем через 3 недели освобожденный под домашний арест с запретом пользоваться интернетом и писать статьи, опубликовал в интернете свою статью о бывших сокамерниках. В статье в частности говорится:

- "Мрази оперативных и следственных органов для того, чтобы получать свою вонючую зарплату, нужно регулярно «раскрывать» какие-либо дела и «ставить палки» в отчетах о своей работе. Вот эта мразь для этого и фабрикует уголовные дела, ломая людям жизнь.

В общей камере со мною сидел и один из «мошенников». Я бы ему не особо верил, если бы не обвинительное заключение по этому делу.  Этот документ обязан прочесть не только обвиняемый, но и прокурор, обвиняющий его в суде, и судья.

Так вот, этому гагаузу привезли в камеру от следователя обвинительное заключение на 50 тысячах страницах формата А-4. Вы представляете себе документ в 50 тысяч страниц А-4, заполненный текстом со шрифтом в 10 кеглей? Если читать быстро и не тратить на страницу более чем 3 минуты, то потребуется 150 тысяч минут или 2,5 тысячи часов, при 8-часовом рабочем дне и пятидневной рабочей неделе – почти 15 месяцев! А в объеме это полтора десятка пачек размером со стандартный лист и высотой сантиметров 40.

Арестанты находятся в условиях, когда вынуждены беречь все. И на момент моего сидения в этой «общей хате» часть этих пачек была уже обтянута старыми тряпками и превращена в табуреточки в курилке перед выходом из камеры.

А часть бумаги все ещё использовалась арестантами для подстилки при ожиданиях в тесных камерах в судах Москвы – ими арестанты устилали пол этих камер, чтобы на нем полежать, поскольку в суды всех арестантов забирают автозаками рано утром, а слушание может быть назначено, скажем, на 16-00 часов.

Я бы может и не поверил бы этому «мошеннику»-гагаузу, если бы не видел этих пачек его «обвинительного заключения», которое никто никогда не читал в силу того, что его и невозможно прочесть.

Гагауз рассказал, что когда они возмутились судье на циничное беззаконие (эти листы «обвинительного заключения» даже не были пронумерованы и в них невозможно было найти, кого и в чем обвиняют), то судья им нагло заявил, что он может, конечно, заставить следователей пронумеровать страницы обвинительного заключения, но это займет у них ещё год.

Подсудимые хотят ещё год сидеть в Бутырке? Подсудимые сдались, и, глядя на этого гагауза, можно было понять, почему – кожа гагауза уже была смертельной белизны. Ведь он сидел уже четыре года(!), не видя солнечного света. А прокурор запросил ему 7 лет. Сколько ему реально выписал судья, не знаю, но, во всяком случае, не меньше 4-х, уж точно.

В Бутырке у арестантов полная уверенность, что следователи, прокуроры и судьи Рашки ни с какой преступностью не борются, поскольку все реальные преступники в Рашке просто от них откупаются, а сажают самых бедных и безответных. Один наркоман с горечью говорил, что следователь через адвоката предложил ему переквалифицировать статью, по которой обвинялся этот наркоман, на более легкую, но из расчета миллион рублей за год снижения наказания. «Но семью и так адвокат разоряет, где я ещё деньги возьму??», - сетовал бедный наркоман.

Сидело в «общей хате» и человек 8 бизнесменов по статье о мошенничестве, правда, бизнесменов очень «средней руки» - из тех, которых государственные паразиты всех сортов уже разорили до состояния, когда откупиться им стало нечем. Да и следователям и судьям нужно отчитываться о борьбе с «экономическими преступлениями», посему, по данным из тюрем и лагерей, в Рашке уже сидит около 60 тысяч предпринимателей, предприятия которых суды России разорили.

В среде арестантов непомерное продление срока следствия имеет простое объяснение – это наглая бесцеремонная пытка. На воле трудно представить себе условия тюрьмы – в этих условиях надо побывать, чтобы понять, что значит проводить месяцы и годы в замкнутом помещении, скажем, как в камере со всеми удобствами в блоке БС Бутырки – на 10 квадратных метрах отгороженные ширмочкой унитаз и четыре человека арестантов.

Это лучшие камеры Бутырки! Из уважения ко мне и по требованию правозащитников, меня перевели из общей камеры в такую. И вот на этой площади ты находишься круглые сутки месяцами и годами.

Опытные арестанты мне с усмешкой рассказывали о действенности вот такого затягивания подонками-следователями времени следствия: «Приходит такой арестант в хату и заявляет, что он не виновен, что его адвокат это докажет.

Месяца через два его настроение падает, через полгода он готов идти на сотрудничество со следствием, а через год готов по своему сфальсифицированному следствием делу все признать, лишь бы быстрее суд и быстрее вырваться из Бутырки на зону». То есть, правоохранители используют продление сроков следствия, чтобы пыткой тюремного заключения и подлостью судей, не обращающих никакого внимания на доводы адвокатов, заставить невиновных признать себя виновным.

Я просидел в Бутырке 20 дней в компании (считая в двух камерах) 25 человек. Так вот, я был там самым востребованным арестантом, поскольку за эти 20 дней трижды встречался с правозащитниками и один раз меня водили на рассмотрение моей апелляционной жалобы по видеоканалу.

Так вот, за эти 20 дней еще двоих моих сокамерников (из 25-и) вызывали на чтение дела, одного возили на психиатрическую экспертизу, и одного вызвали к адвокату. Ещё один не выдержал и написал при мне заявление на сотрудничество со следствием, через пару дней после этого его возили к следователю. Всё! Остальные арестанты просто сидели. Их просто пытали тюрьмой.

Поэтому вы вряд ли удивитесь, что в понимании арестантов судьи, прокуроры и следователи это не люди, а нелюди - самые подлые мрази, живущие в Рашке".

Отдел мониторинга

Кавказ-Центр