РУССКИЙ МИР. При любых режимах Россия была и остается злом

Американский портал "Политико" опубликовал статью, в которой, по сути, пришел к давно известному мнению – при любой власти Россия остается империей зла, а русский народ – добровольным рабом своих вождей:

"Нужно смотреть правде в глаза: русским по нраву сильное государство, и они всегда будут рассматривать себя в качестве империи (это уже не от них зависит - КЦ).

Так как русская война в Украине, кажется, надолго зашла в тупик, возможно, следует рассмотреть того, кто последует по стопам Путина. Всегда ли путинизм был так необходим России? Будет ли она испытывать подобную потребность в будущем? Сможет ли государственно-самодержавная идеология пережить самого этого вождя?

Все говорит о том, что так и будет. После развала Советского Союза России было нужно вновь испытать чувство своей миссии, новой "русской идеи". Именно это принес с собой Путин. Хотя нет четко обозначенной путинской идеологии, соответствующий документ был подготовлен аналитическим центром Грефа в 1999 г., что стало платформой для предвыборной кампании Путина.

В документе говорилось, что Россия переживает самый значительный кризис в своей истории, и что все ресурсы, политические, экономические, моральные, должны быть направлены на то, чтобы единая страна смогла этот кризис побороть. Страна нуждалась в солидарности и, прежде всего, государственности, а значит в сильной государственной власти.

Эта потребность не собирается сходить на нет. Вопреки убеждениям тех, кто подписался под идеей "конца истории", в которой либеральная демократия становится распространенной формой правления в мире, русские чувствуют необходимость сильной государственной власти больше, чем многие другие народы.

В основе русского характера лежит убеждение (вековых рабов -КЦ), что в отсутствие дисциплины люди не будут работать, и ничего не будет функционировать, если органы государственной власти не займутся насаждением этой дисциплины.

Как правило, русские считают, что Россия способна существовать только как "великая держава", чтобы выполнить свою "историческую, Богом данную миссию", а демократическая Россия не окажется достаточно сильной и не сможет достигнуть статуса "великой державы". В этом коренится слабость каждого демократического движения в России на протяжении всей ее истории.

Наиболее важным компонентом путинской идеологии является (еврейский) национализм в сочетании с антизападничеством. Истоки последнего не совсем понятны: до Холодной Войны не наблюдалось никакого значительного антиамериканизма.

Но с практической точки зрения, они имеют отношение к необходимости ФСБ - преемницы КГБ - оправдать свое существование, бюджет и политику. Путин это человек, чье мышление вышло из КГБ. Если Россию не защитить от опасных, сильных и коварных врагов, страна снова будет разрушена. Отсюда необходимость поддерживать этот огромный и дорогостоящий аппарат госбезопасности во главе с новой (еврейской) элитой страны.

Правда, есть все основания думать, что культ личности Путина не переживет его. На самом деле, это не является устоявшимся явлением в русской истории, ведь ни один царский министр никогда не становился объектом подобного низкопоклонства.

К тому же путнизм в форме государственного капитализма оказался не очень успешным предприятием. Он подразумевает самодержавие, но в ней нет ничего нового для истории России, и каковы бы ни были его преимущества, их сводят на нет неэффективность и коррупция.

Но путнизм, вероятно, выживет, потому что он не оказался катастрофой и в настоящее время ему нет альтернативы (на самом деле конечно есть - КЦ). Единственная оппозиция состоит из сил еще более антидемократических и правых, чем Путин.

Русские воспринимают свою страну как осажденную крепость, окруженную врагами, желающими нанести ей вред посильнее. Страх, разделяемый большинством населения, подкрепляется правительственной пропагандой, прежде всего, подконтрольным телевидением. Хаос, царивший в России в 1990 гг., доказывает необходимость существования убеждений, подобных путнизму. В будущем он может проявиться под другим именем, но в сущности он будет в том же самом духе.

Верно также и то, что Путин прекрасно подходит на роль лидера, которого хотели многие русские. Демократические институты не были востребованы, а страна желала вождя, источающего силу и уверенность в себе. Большинство русских пришли к мнению, что демократизм это то, что происходило в их стране между 1990 и 2000 гг., и они больше не хотят подобного.

В России никогда не было демократии за исключением, возможно, нескольких месяцев в 1917 г., отсюда следует глубинное недоверие и неприятие, убеждение, что демократизм это такое состояние дел, когда богатеют несколько человек, а остальные остаются бедными или еще более нищими.

Кто бы не наследовал Путину, он, вероятно, также вряд ли окажется демократом. Очевидно, что преемник будет принадлежать к новой (еврейской) знати". Он должен быть способным, но не слишком, чтобы не затмить своего предшественника.

Ему придется считаться лояльным к назначившему его вождю, который доверяет ему проводить свою политику. При Путине государство восстановило свою традиционную функцию, став крупнейшей корпорацией, ответственной за установление правил игры.

Государство может быть автократическим режимом, но и он нуждается в согласии своих граждан. В настоящее время он им наделен с избытком".

Отдел мониторинга

Кавказ-Центр