Кровавая авантюра Путина в Сирии: Итоги

Кровавая авантюра Путина в Сирии: Итоги

Год назад Россия начала бомбежки Сирии. Заявленные цели Кремля сводились к следующим тезисам:

Быстро добиться стратегического перелома в Сирии в пользу Асада. Замазать захват части Украины образом «борцов с исламским терроризмом», сменив украинскую повестку дня. Кардинально улучшить отношение с Западом, прежде всего с США, войдя в «антитеррористическую коалицию», вернув себе статус «равноправного партнера» и «великой державы».

Результат:

Стратегического перелома достичь не удалось и судя по всему, не удастся. С ограниченными ресурсами и удаленными коммуникациями сделать это не получится. Агонию режима Асада, однако, продлили ценой массовых убийств мирных жителей.

Тога борцов с терроризмом превратилась в кровавую мантию палача. Тысячи демонстративно убитых и убиваемых мирных жителей, в т.ч. около 1 тысячи убитых русскими детей сделали невозможным даже для циничного и подлого Запада вступить в коалицию с Россией, хотя Керри и Обама очень старались, и заключили секретную сделку по совместной бомбежке Джабхат Фатх аш-Шам (бывший аль-Кайды в Сирии). В список целей США и России была внесена также Джунд аль-Акса.

Многолетний «друг арабов» Кремль стал заклятым врагом и убийцей их детей.

Сменить украинскую повестку дня также не получилось. И хотя видны все признаки того, что Запад может закрыть глаза на захват Крыма (формально не признавая акт аннексии), заставить «забыть» Украину не получилось – слишком реальной и близкой стала русская угроза для Европы. Чувство самосохранения преодолело желание выгодной, политической сделки. России никто не верит.

Вместо возвращения «уважения», «равноправного партнерства» и статуса «великой державы» Россия получила статус непредсказуемого, агрессивного, злобного, кровожадного, опасного и недоговороспособного агрессора, а Кремль – статус логова международного государственного терроризма.

Путин и его клика практически объявлены военными преступниками, против которых ведут следствие сразу несколько стран. Санкции и изоляция усиливаются.

В самой Сирии ситуация выглядит следующим образом:

3 сирийские провинции из 12 находятся под полным контролем муджахидов и повстанческих группировок. Под полным контролем Асада находится только 1 провинция в Тартусе.

Режим Асада контролирует 30% процентов территории страны, т.е. меньше чем до вступления России в войну в Сирии.

Число жертв среди мирных жителей выросло на порядок с началом русских авианалетов. Россия резко увеличила интенсивность и количество целенаправленных бомбежек больниц, школ, мечетей, базаров, лагерей беженцев, пекарен, объектов водоснабжения.

Положение Асада в Дамаске также ухудшилось. Он был вынужден создать запретную зону (город внутри города), чтобы защитить свои управленческие структуры и окружить свой дворец верными алавитами. На весь Дамаск не хватает лояльного населения.

За 1 год участия России в войне в Сирии режим Асада потерял 70% армии, 60% офицерского состава, 85% складов с вооружением, в т.ч. стратегических.

И это Москва называет «успехом».

Отдел мониторинга
Кавказ-Центр