ГИБРИДНАЯ ВОЙНА. Стратегия и тактика гибридной войны России на примере Украины

ГИБРИДНАЯ ВОЙНА. Стратегия и тактика гибридной войны России на примере Украины

Три блока просочившихся в прессу электронных писем кремлевских чиновников, в частности, помощника Путина Владислава Суркова, дают редкое представление о стратегии и тактике войны России против Украины, сообщает контрпропагандистское агентство ЕС EU vs Disinfo.

Анализ электронной переписки, известной публике как «утечки Суркова», был представлен в отчете Королевского Объединенного института оборонных исследований (RUSI). В этом отчете приведена подробная картина подрывной деятельности России против Украины, а также политических и экономических аспектов управления бандитскими анклавами ДНР и ЛНР.

Электронная переписка охватывает период с 2014 года, когда в рамках проекта «Новороссия» Кремль попробовал отделить юго-восточную часть Украины. После того как эта стратегия потерпела неудачу и привела только к созданию «марионеточных государств» в Донецке и Луганске, Кремль начал активно пропагандировать в Украине сепаратизм в надежде на т.н. «федерализацию» страны. Эти попытки не прекращаются и по сей день.

Электронные письма подтверждают давно известные факты о стратегии и целях России в отношении Украины: приобретение политического и экономического влияния, ограничение права Украины как суверенного государства на самостоятельное принятие решений, в том числе в рамках отношений с НАТО и ЕС.

Для этого Россия открыто использует банды «ДНР» и «ЛНР». Кроме того, Кремль применяет множество других – скрытых – способов влияния на Украину, включая вмешательство в выборы, организацию и финансирование всеукраинской кампании за «мягкую» федерализацию, а также попытки изменить конституцию и создать альтернативный центр власти.

На местах такие усилия поддерживались как идейными сторонниками «русского мира», так и платными коллаборационистами. Чтобы создать иллюзию широкой общественной поддержки, Кремль активно использовал дезинформацию и манипуляции в СМИ.

В отчете отмечается, что «концепция подрывной деятельности была разработана преимущественно украинцами, бежавшими после Евромайдана в Россию», поскольку они хорошо знали уязвимые точки Украины, которые можно эффективно использовать.

Российская стратегия по отношению к Украине является современной версией советских активных мероприятий, в значительной степени построенных на концепции рефлексивного управления (влияние на принимаемые противником решения через навязывание ему таких исходных посылок, на основании которых он действует желаемым для манипулятора образом во вред себе).

Опубликованная электронная переписка с множеством подробностей, включая стоимость митингов, предпочтительные нарративы, способы дестабилизации и т. д., показывает, что рефлексивное управление было центральной составляющей стратегии подрывной деятельности Кремля в Украине:

«Чтобы понять ментальность украинцев и выявить уязвимые места, Кремль кропотливо исследовал тонкости украинской повседневной жизни. Затем с помощью СМИ, подставных организаций, провокаторов и платных митингов он создал виртуальную реальность, призванную заставить Украину принимать решения в интересах России».

«Утечки Суркова» дают инсайдерское представление об изощренном и методичном подходе Кремля к организации управляемых конфликтов – не только в Украине, но и в других постсоветских странах, например в Грузии и Молдове, где Россия также применяет методы дестабилизацию.

Кроме того, это полезный учебный материал для Европы и Запада в целом, поскольку Кремль много лет использовал Украину в качестве испытательной площадки для дезинформации и других гибридных операций, которые позже экспортировались в Европу и США.

«Уроки, извлеченные из утечек Суркова, являются предупреждением, к которому мы должны внимательно прислушаться», заключает европейские контрпропагандисты.

Отдел мониторинга
Кавказ-Центр