ДРАЧКА. Равиль Гайнутдинов бросил в бой против Кадырова своего «боевого слона» Эсамбаева

ДРАЧКА. Равиль Гайнутдинов бросил в бой против Кадырова своего «боевого слона» Эсамбаева

Драчка русских собак. Кадыровские муртады схлестнулись с заслуженными марионетками России из-за «грозненской фетвы».

Нешуточная драчка разгорается между различными марионеточными группировками, представляющих «официальный ислам» в России.

Марионеточный главарь т.н. «совета муфтиев России», стародавний и заслуженный стукач ФСБ Равиль Гайнутдинов схлестнулся в словесной схватке с главным муфтием кадыровских муртадов Салахом Межиевым.

Причиной публичной драчки стала «грозненская фетва», принятая на сходке муратдов в оккупированном Джохаре и объявленная Кадыровым «обязательной к исполнению всеми мусульманами России».

Напомним, что не дожидаясь окончания сходки её покинула делегация «совета муфтиев России», которая таким образом дала понять, что не признает «грозненской фетвы». А сама сходка была разогнана мощным ураганом и ливнем с градом, который обрушился на Джохар в последний день шабаша муртадов. Из-за стихийного бедствия красивой телевизионной концовки шабаша показать не удалось.

Кавказ-Центр уже сообщал о разногласиях в марионеточном стане муфтиятов и попытке Кадырова объявить суфистскую ересь «единственно верным» Исламом.

Как и предполагалось, амбиции Кадырова и его банды были встречены в штыки другими группировками марионеток из числа т.н. «исламских деятелей», которые имеют «заслуги» перед Россией еще со времен царицы Екатерины.

Равиль Гайнутдинов публично раскритиковал «грозненскую сходку». Вслед за своим шефом критическую позицию высказал сопредседатель «совета муфтиев России», председатель «духовного управления мусульман Саратовской области», муфтий Мукаддас Бибарсов.

По его словам, «грозненская фетва не решит, но может усугубить проблемы мусульман России, поскольку кавказские рецепты решения ключевых вопросов мусульманской общины не подходят другим регионам страны».

В ответ на критику кадыровский муфтий Межиев обвинил оппонентов в потакании «ваххабистам», «экстремистам» и «террористам». Обвинение достаточно серьезное, если учесть, что в Чечне мусульман с такими ярлыками попросту убивают.

После столь суровой отповеди Равиль Гайнутдинов ненадолго притих, но затем бросил в бой своего «боевого слона» Саид-Магомеда Эсамбаева. Слоном оказался племянник известного советского танцора чеченского происхождения Махмуда Эсамбаева

Как выяснилось, малоизвестный широкой публике племяш именитого танцора оказался очень заслуженной и преданной России собакой – полковником российских спецслужб, командиром спецназа, ветераном войны в Чечне.

Награжден многочисленными медальками, в т.ч. золотой звездой «За верность России», именным пистолетом от Путина, имеет статус «почетного сотрудника органов безопасности», а также отмечен покойным генералом ФСБ Ридигером (он же Алексия II) главной медалькой русской православной церкви РПЦ «За веру и верность России».

В российских СМИ многозначительно упоминают о «закрытой профессиональной биографии» Эсамбаева и «геройском» поступке в бою против «боевиков». Геройство заключалось в том, что он спрыгнул в реку с высокого обрыва, убегая от чеченских муджахидов, которые преследовали его спецбанду в 2011 году.

И это еще не все. Эсамбаев 11 раз становился чемпионом мира по рукопашному единоборству, пишет стихи, которые хвалил Вознесенский и играет на музыкальных инструментах.

В общем - и швец, и жнец, и на дуде игрец, да к тому же возглавляет т.н. «экспертный совет при совеете муфтиев России». Его то и бросил в бой против кадыровцев Равиль Гайнутдинов.

Полковник Эсамбаев выступил со специальным заявлением в ответ на нападки Салаха Межиева, в котором резко раскритиковал «грозненскую фетву», объявив, что, цитата – «в итоговом документе грозненской конференции «предполагается ужесточение законодательства в области религии и усиление репрессий в отношении неопределенного числа религиозных групп, зачастую не представляющих угрозу безопасности государства и общества».

Кроме того, Эсамбаев резко указал Кадырову, что «грозненская фетва» должна быть ограничена только пределами Чечни и не более, напомнив о подчиненном положении кадыровского муфтията и о том, что «совет муфтиев России «является одной из самых авторитетных централизованных, религиозных организаций страны» и что «подавляющее большинство мусульманских организаций России входит в ее состав».

«Без нашего участия подобные документы не будут считаться обязательными для исполнения подавляющим большинством мусульман России. Принятая фетва рекомендательна к исполнению, а если говорить об обязательности - то не более, чем для общин Чеченской Республики», - безапелляционно указал полковник Эсамбаев.

При этом он напомнил Кадырову, что нынешняя структура мусульманских организаций выстроена еще со времен российской империи и любое её изменение «угрожает межнациональным и межконфессиональным отношениям в стране».

Получившая оплеуху от заслуженной русской собаки Эсамбаева, не менее заслуженная русская собака Кадыров пока молчит. 

Что касается муфтия Салаха Межиева, то он пока предпочитает перепалке с Гайнутдиновым и Эсамбаевым публичные проповеди в Чечне, рассказывая, что живший еще в 19 веке устаз Кунта-хаджи (которому поклоняются в Чечне сектанты кадырийского тариката), жив и сейчас путешествует по странам Азии, проповедуя Ислам в Китае, Малайзии, северной Африке, Индонезии. ВИДЕО по этой ссылке.

Напомним, что главным столпом веры членов секты кунтахаджинцев является утверждение, что устаз (учитель) Кунта-хаджи жив и не умирал и что он вернется в Чечню.

В свое время бывший «президент» Чечни Алханов (да, да был такой) рискнул публично усомниться в том, что Кунта-хаджи жив. Кадыров немедленно организовал травлю Алханова и пригрозил убить, и тот был вынужден публично признать, что Кунтах-хаджи бессмертный и должен вернутся в Чечню.

Вот такой у них «ислам», который Кадыров и его банда объявили «единственно верным», а всех остальных «заблудшими».

Отдел мониторинга
Кавказ-Центр